HR интервью

13 проблем HR-отдела, глазами финдиректора

Оказывается, эйчары — отличный объект для наблюдения. Кое-кто подсматривает за ними по 15 лет — и до сих пор не надоело! А вот и результаты: «юный натуралист» рассказывает, что не так в HR-муравейнике.

Александр Петренко. Закончил мехмат МГУ, после — Финансовую академию при Правительстве РФ. MBA в области финансов (Школа бизнеса им. Бута при Чикагском университете). В сфере финансов уже более 15 лет, прошёл путь от стажёра до финдиректора крупной инвестиционной компании.

Скорее всего, эта статья не порадует HR‑специалистов. Возможно, некоторые мои утверждения покажутся им обидными или даже несправедливыми. Я не претендую на единственно возможное ви́дение. Всё изложенное ниже — просто итог моих наблюдений и размышлений, скопившихся за 15‑летнюю карьеру в финансах.

Все эти годы мне так или иначе приходилось пересекаться с эйчарами — во всех областях: от поиска работы до заказа на подбор сотрудников в мой отдел. У меня не было изначально негативной установки в адрес HR‑отделов и их сотрудников, нет и теперь. Тем не менее, постепенно выкристаллизовался целый список недостатков, характерных для большинства виденных мною HR‑подразделений. Надеюсь, что этот текст поможет эйчарам взглянуть на себя и свою работу глазами других работников и руководителей, подтолкнёт к размышлению. Итак, что более всего напрягает в эйчарах.

При поиске работы

1. Обещают дать обратную связь, но не звонят и не пишут.

2. Альтернативный вариант: заранее обещают не давать обратной связи (если мы не перезвоним или не напишем до такого‑то числа, то ответ отрицательный). И сдерживают обещание — не звонят и не пишут. Может быть, это и «технологично», и экономично — рекрутер один, а соискателей много, но, на мой взгляд, по меньшей мере недальновидно.

396895_retro_devushka_vintazh_seks_seksi_telefon_trubka_5616x3744_(www.GdeFon.ru)3. Задают на собеседовании вопросы, демонстрирующие непонимание моей профессиональной области. И — главное — даже не понимают, что не понимают. Но при этом ОЦЕНИВАЮТ и принимают первичное решение (о критериях оценки — далее). Такой подход делает подбор более похожим на лотерею, чем на отлаженную технологию, которая гарантировала бы предсказуемый результат.

4. Склонны оценивать кандидатов, исходя НЕ из их профессионализма, а из их внешнего вида и приятности в общении. При этом внешний вид оценивают, исходя из своих собственных представлений о прекрасном. Бог весть, понимают ли рядовые рекрутеры (у большинства из которых жизненный и бизнес‑опыт до смешного малы), что коммуникативные навыки сейлза и финансиста по определению не могут быть одинаковы и не должны иметь равный удельный вес в оценке. Например, пару раз мне удавалось устроиться на ту вакансию, по которой рекрутеры кадрового агентства мне отказывали, неформально поясняя, что я «не впишусь в корпоративную культуру работодателя». Нюанс: в этих компаниях собеседования проходили непосредственно с руководителями подразделения, они отлично разбирались в предметной области и оценивали мои профессиональные качества, а не стиль одежды и эстетичность смайла. Отмечу, что проблем с моей «вписываемостью» тогда так и не возникло — несмотря на все мои опасения…

5. Часто не могут как следует рассказать о вакансии, компании или о будущей работе. Это касается как рекрутеров КА, так и тех, кто работает в HR‑службах компаний. Хотя последние грешат этим всё же реже. Этот дефект приводит к тому, что соискатель теряется в догадках, у него не получается адекватно оценить привлекательность такого кота в мешке. В итоге рискуешь упустить синицу из рук, ожидая журавля в небе, который на поверку оказывается пластиковой обманкой. К счастью, некоторых проблем такого рода в последние годы удаётся избежать благодаря интернету — если соискатель умеет находить информацию и качественно её анализировать.

6. Иногда эйчары‑рекрутеры замалчивают очень важную информацию (вплоть до суммарного уровня дохода — если зарплата состоит не только из оклада, а включает ежемесячные проценты или премии и прочие KPI), приукрашивают будущую работу, скрывают какие‑то серьёзные проблемы, которые есть в компании. Потом, если принимаешь джоб‑оффер, это быстро обнаруживается…

Рекрутеры КА делают так по двум причинам: либо на самом деле не владеют информацией, а пересказывают с чужого голоса, как запомнили, либо потому, что стараются всеми способами «продать» вакансию перспективному кандидату. Внутренний рекрутер идёт на это из ложного понимания лояльности, боится выставить компанию в невыгодном свете, но эффект получается обратный. Узнав, что его обманули, человек всё равно уходит: неслучайно говорят, что испытательный срок — это испытание не только для работника, но и для компании. В лучшем случае новый специалист высидит какой‑то минимальный период — скажем, полгода, чтобы не портить себе резюме, но особенно напрягаться на этой работе он уже не будет: его обманули, он ничем не обязан компании, нет даже стартовой лояльности, зато есть обида на дезинформаторов.

При работе в компании

1. В четырёх компаниях из пяти, где я работал (итого 80 %), сотрудники воспринимали HR‑отдел источником увольнений, сокращений и прочих неприятностей. Возможно, проблема в ошибочном позиционировании HR‑отдела, когда раздатчиком «плюшек» работники видят руководство компании, а символом проблем — HR‑отдел.

2. Самый официозный департамент. Очень много слов о корпоративности, команде, единстве, достижениях, рабочей этике. Ни один другой отдел не может позволить себе столько времени потратить на пустые слова. Более того — ни одному другому отделу за эти пустые слова не удастся ещё и получать зарплату. У себя в финотделе мы в шутку называли эйчаров «дети КПСС», некоторые уточняли — «осиротевшие дети КПСС». Советская риторика, смесь парткома и военных комиссаров, только на современный лад — версия, адаптированная под бизнес.

002_Blog_Pavla_Aksenova_Anekdoty_ot_Pafnutiya_Foto_alen44_-_Depositphotos3. Самый «бумажный» департамент. Символ корпоративного бюрократизма. Понимаю, что работа с бумагами обусловлена нормативными требованиями, но… тем не менее. Изрядную часть бесконечной бумажной возни, на мой взгляд, склонны создавать себе сами эйчары.

4. Если информацию о правилах, нормах, изменениях в компании доносит до её сотрудников HR‑отдел, то подача информации чаще всего выстроена далеко не оптимально. Поэтому основная работа по разъяснению падает на линейных менеджеров, отвлекая их от основных обязанностей.

5. Когда я сам стал руководителем, то время от времени бывал и внутренним заказчиком: моему отделу нужны новые сотрудники — я отдаю заявку на подбор в HR‑службу. И тут выяснилось, что с подбором эйчары справляются далеко не так успешно, как хотелось бы. Ситуация повторялась из компании в компанию. Предвосхищая вопрос: требования выдвигались адекватные рынку труда и позициям, оплата предлагалась добротного среднерыночного уровня с возможностью повышения для реально сильных кандидатов. Такие специалисты на рынке есть, вакансии требуют вдумчивой работы, но речь идёт о вполне обычном подборе, даже не о хантинге.

6. Какие бы красивые слова ни говорили эйчары о мотивации, корпоративной культуре и стратегическом HRM, в большинстве своём они до сих пор более‑менее ориентируются только в подборе (с оговоркой, описанной в предыдущем тезисе) и кадровом делопроизводстве. Впрочем, в последнее время наметились явные положительные сдвиги в обучении персонала.

7. Когда я как финдиректор вместе с другими топ‑менеджерами обсуждаю бюджет на предстоящий год (квартал и так далее), именно у HR‑департамента самые серьёзные проблемы с обоснованием запланированных расходов. Ситуация повторяется уже во второй компании. Эйчарам‑руководителям катастрофически не хватает знаний в области финансового и общего менеджмента, а также не помешала бы бо́льшая аналитичность и стратегичность подхода.

P.S.: Конечно, идеальных подразделений не бывает. Длинный список слабых мест можно составить и для айтишников, и для юристов с бухгалтерами, равно как и для более близких мне финансистов. Но сегодня в фокусе моего внимания не посчастливилось оказаться именно коллегам из HR‑отделов. Ну, что же… Советую не принимать мои наблюдения слишком близко к сердцу, а подумать над ними непредвзято, отодвинув эмоции на второй план.

Источник: hr-journal

Комментарии